Сергей Хабаров один из тех, кто вызывает у меня вопрос «Как ты это делаешь, черт возьми?!». Отец двоих детей, проджект-менеджер, учитель информатики, ведет рассылку на 1800 подписчиков. Рекомендую подписаться – такой концентрат смыслов прям редкость в наше время быстрых рецептов счастья и коротких сообщений. А как я делал это интервью читайте вот здесь.


О переезде в Обнинск

В: Ты сейчас в Обнинске. Почему?

Х: Я не тыкал в карту с мыслью «Куда бы поехать?». Это все сложилось само собой. В Обнинске живет сестра жены, туда теща переехала и образовалась такая тусовка из родни. Мы тратим минут десять на дорогу и нас собирается дюжина людей с детьми. Толпа!

В Обнинске есть район «Старый город». Тут низкая застройка, пенсионеры, зелень. Присмотрели этот район, взяли ипотеку, купили квартиру. Отремонтировали, переехали.

В первые месяцы жизни в этом маленьком городе я замедлялся и сейчас замедлился – это было мое внутреннее желание. Меня это полностью устраивает, что бежать и добиваться получалось классно, но можно остановиться.

В целом переезд как-то логически сложился. Я такие стратегические решения вообще не могу никак прогнозировать и планировать. Больше тактикой занимаюсь, у меня это получается. Меня жена в этом смысле дополняет, она вкидывает такие идеи, на которые, мне кажется, я не способен. Например, «А может в Обнинск переедем?» – «Ну окей! Погнали!». Мне дали цель и я могу бежать. У меня нет каких-то глобальных целей. Месяц назад она сказала – давай купим дачу. Окей! Мы купили дачу. Вот сейчас закончится интервью и я поеду туда.

В: То есть у тебя не было длинного списка «Переезд из Москвы», где 150 пунктов и все расписано по деталям? Ты это все делал спонтанно?

Х: Я просто поддержал идею жены. Как проверка – это реально или нет. В итоге как-то срабатывает, складывается. А потом можно детализировать.

Большая задача тащит. Когда нет большой задачи – начинается блуждание. Когда у нас есть такой проект, мы можем нарисовать майндмеп. Что там у нас, стекла чинить или электричество подводить? Там все сразу выстраивается, мы это делаем параллельно, что от чего зависит. Но спрогнозировать само появление задачи я не могу и этим уже не занимаюсь. У меня есть задача – начнется новый учебный год и мне надо подготовиться. Что будет дальше — не знаю.

О школе

Х: Когда-то, года три назад, подумал: «Вот бы преподавать», просто в космос забросил идею. До этого я читал лекции, большие и маленькие, мне понравилось. Позвали преподавать, дали выбрать курс, класс. Не грузят никакой бюрократией. Я в это активно погружаюсь и это дает развитие.

В: Ты сейчас на каникулах?

Х: Есть дополнительные занятия – двух парней учу программировать. Еще есть онлайн занятия по другим предметам у других учителей и я работаю как саппорт. Так сложилось, что моего айтишного бекграунда хватило, чтобы наладить систему обучения. Я присматриваю за этим.

В: Стресса не было во время перехода в онлайн?

Х: Стресс был, но он был контролируемый, что ли. Сейчас плохо. Неделю плохо. Неделю получше. Потом три недели мы все еще немного страдаем, а потом оглядываемся назад и думаем, как это мы все смогли сделать, включая пятидесятилетних учителей, администрацию, детей. Даже для меня было удивлением, что все заработало! Просто в моменте делаешь то, что от тебя зависит, потом смотришь, а оно работает!

В: Как думаешь, будет ли переход обратно таким же радостным? Школьники захотят возвращаться в школу, сидеть в классе сорок пять минут? Или им удобней дома в пижаме, с чаем за ноутом. Это касается и офисных работников. У меня есть знакомые, которые никогда не работали удаленно. Но сейчас купили удобное кресло, оборудовали рабочее место. И уже со скепсисом поглядывают на офис.

Х: Школьникам не хватает общения. Уроки порой скука смертная, но вот поболтать, обсудить ролики, посплетничать – этого не хватает. А для них это важно.

Не знаю, захотят ли офисные работники обратно в офис. Им ведь тоже не хватает живого общения. Поговорить в курилке например.

О замедлении

В: Ты говорил о замедлении жизни. Меня эта тема сейчас очень волнует. Я третий месяц в творческом отпуске и учусь работать на себя. Заметил, что жизнь начала радикально меняться.

С одной стороны она начала замедляться, но с другой – хочется больше делать. У тебя не было такого ощущения после Москвы, где надо было больше делать, а в Обнинске тебе хочется больше делать?

Х: Мне кажется, дело не в «больше», а в понимании «зачем?».

Замедление скорее связано с пересмотром, чем наполнена жизнь. И замедление происходит из-за того, что нет кучи разрозненных каких-то дел, которые еще и параллельно. А в один момент времени занимаешься одним делом.

Это стукнуло, когда провожу время с детьми. Раньше я мог переписываться, в телефоне сидеть. Сейчас я со старшим ребенком клею что-то или смотрю мультик. Только этим занимаюсь, появляется качественное время и для ребенка, и для самого себя. Потом есть что вспомнить.

Замедление связано с уменьшением количества занятий. Их можно качественнее делать. Качественнее не в том смысле, что делаешь их супер продуктивно, а посвящаешь время только этому.

Ускорение – я говорю с тобой, еще в чате ответил, письмо прочитал, уведомления пришло, еще что-то. И я весь такой быстрый, разогнанный, классный и только в конце непонятно, что делал.

А еще замедление связанно, с черт возьми, проживанием момента.

Я когда сюда переехал, увидел звезды – тут темнее. Я их сто лет не видел. Выходишь из дома иногда и видишь дятла или белку. Скажи мне в Москве о деревьях. Мне вообще плевать было на все эти вещи. Выходишь из дома и бежишь на маршрутку, потом в метро, потом ломишься все время на скорости. И когда начинаешь в такие детали вникать – замедляешься.

Дети в этом наверно помогают. Вот они тащат в такое неторопливое… Идешь с ребенком и наблюдаешь за муравьями полчаса, кормишь их шоколадом. Это остается в памяти и возникает ощущение замедления.

В Обнинске люди ходят медленнее. И работники медленнее. В магазине уже знакомые продавцы, с ними можно поговорить о чем-то, если хочешь, пошутить. И это все атмосфера такая неторопливая. Я хожу в школу на работу 15 минут и успеваю смотреть по сторонам.

О детях и продуктивности

В: Дети как-то повлияли на твою продуктивность? Ты занимаешься несколькими вещами – учительством, ведешь рассылку, есть еще какие-то дополнительные проекты. Нет ощущения, что в какой-то момент все начинает валиться? Как ты вообще справляешься с жизненным хаосом?

Х: Включая детей?

В: Включая детей, которые этот хаос часто создают.

Х: С появлением первого ребенка у меня было большое потрясение. У меня есть пост «Идеальный проект». Это было самое серьезное потрясение, как обсуждали в Вастрик клубе: «Как вы живете с детьми?», «Что изменилось?». Там был хороший комментарий: «У вас просто меняется скорость, но не значит, что вы ничего не достигните».

Я в тот момент сформулировал так, что отняли просто свободного времени, как минимум, половину. Ты не можешь сложно планировать, не можешь посмотреть сериал или пройти курс. В то же время продуктивность выросла.

Когда появился ребенок, я ходил через дорогу в «Старбакс» работать. Дома ребенок иногда кричит просыпаясь. Или надо тихо себя вести. У меня было четыре часа. Часть задач не делал. Это ограничение в итоге пошло на пользу.

Если бы у меня было восемь часов, то все размазалось и я еще успел что-то поделать на будущее, на авось, «может быть это пригодится».

У нас есть семейное расписание. Есть периоды тихого времени, иногда перед звонками я говорю: «Подождите, сейчас у меня настанет тихое время через пять минут».

Есть расписание уроков, которое не сдвигается. И есть время для звонков. Это вопрос договоренностей всех домашних – немножко этот хаос упорядочивать и чтобы было меньше сюрпризов.

Все гибко, но чтобы было заранее прогнозируемо на ближайшую перспективу. Я люблю всю эту тактику, а по поводу продуктивности – мне кажется, она в какой-то момент настолько записывается на подкорку и становится умением.

О приложениях и информации

Х: Просто становится неинтересно этим заниматься, но от него уже не можешь избавиться. Я не могу обсуждать продуктивность или тудушники. Вообще дело не в идеальном приложении.

Если возникает хаос, все наваливается, я набрал каких-то обязательств или все свалилось на один день, то вообще уже без разницы — на листочке выпишу схему или сделаю в приложении.

Возникает сигнал: «Какая-то хрень!» и ты такой: «Ок! Сейчас посмотрим, что это за хрень» и ее раскидываешь. Тут сложно посоветовать алгоритм. Ты это делаешь в тетрадке в клеточку, в Todoist, Workflowy. Это само собой появляется.

В: Ты оперируешь большими массивами информации. Учишь информатике, программированию и это все связано с математикой. У тебя сейчас много входящей информации и как ты этим всем оперируешь? Где у тебя все это хранится? Откуда поступает?

Х: У меня боль про кучу непрочитанных в Pocket или в Evernote. Там у меня заметки давно-давно копятся, просто фишка в том, что я поменял к этому отношение. Меня это не волнует. То есть, оно лежит и лежит. Может быть, я даже не думаю, прочитаю или не прочитаю. Как-то накопилось, да.

По поводу входящих — на территории математики, информатики я чувствую силу, что разберусь даже если что-то не знаю. Меня больше заботит педагогика и возрастная психология.

В: Ты писал в своем письме о Roam Research. Я использую Обсидиан – это такая бесплатная версия Roam. Мне 15 долларов в месяц как-то жалко платить. Особенно, если есть хорошая бесплатная альтернатива.

Х: Мне нравится философия чела, который это все сделал. Его твиттер читать просто одно удовольствие. За Roam я голосую рублем. Пока так. Мне там понравилось.

У меня был чат с моим другом, системным аналитиком. И вот там обсуждения и поток ссылок по теме педагогики, информации для меня новой всякой. Я это изучал как-то вечером и накидывал в Roam. Он подходит для такого вида исследования.

В Вастрик Клубе тоже писали – если у тебя это какая-то структурная информация на входе, то он наверное не подойдет. У меня это какие-то шишечки, палочки, листья, обрывки веревок, еще что-то. Валишь все, что имеет отношение к твоей теме, в кучу. А потом, в какой-то момент, видишь пересечения.

У меня такое было впервые с Брейном пару лет назад. Я туда загрузил всю информацию о себе. Построил связи и у меня были выводы, которые меня направили. Но, в отличие от The Brain, в котором нужно было связь сразу делать, в Roam мне не жалко что-то потерять.

Смотришь интервью педагога и записываешь какие-то мысли. В этот момент важнее записать, чем думать, что куда относится – к истории философии, московской школе педагогики или социальной психологии. И в этом плюс – сейчас это все вкидываешь, а потом сортируешь или нет.

До этого был опыт с The Brain и Workflowy, может поэтому Roam мне сильно помог. Я структурирую то, что у меня сейчас насобиралось, а может быть и нет. Нужно смириться с этим хаосом! Два года назад меня с ума сводила тысяча заметок в Evernote, которые не отсортированы, не лежат по папочкам. Сейчас мне до лампочки.

В: Нет страха что-то упустить, потерять, не прочитать?

Х: Вроде не особо. За всем не уследить. Когда я рассылку пишу и возникает такая большая тема, которая начинает искажать реальность и начинаешь видеть под этим углом какие-то обрывки фраз, куски интервью, еще что-то. Она прям все в себя втягивает, я просто записываю. Не важно, куда – в Bear, или в Drafts.

Набирается фактура. Моешься в душе, а тебе пример какой-то приходит. Ты это отпускаешь, идешь гулять, не паришься и потом в какой-то момент накрывает метафорой. Это всегда работает.

Вот так я отношусь к большому количеству информации. В целом, у меня его сейчас немного. Я не читаю Фейсбук, только Твиттер, на сколько сил хватает. В Инстаграмм слегка залипаю.

В книге про цифровой минимализм, которую я сейчас читаю, есть интересная мысль: качественный результат можно получить из качественного входящего.

О рассылке и сомнениях

В: Сколько у тебя в среднем уходит времени на письмо?

Х: Процесс такой – месяц или два, есть тема и ты сто раз по пять минут работаешь или сто раз по тридцать секунд. Записываешь это «метафора – велосипед», потом забиваешь. Какой-то твит прочитал – отправил в копилку про рассылку. Потом, несколько вечеров по два, три, четыре часа все это собирается, верстается.

Мне хочется сказать, что часов десять уходит. Вот какой-то из выпусков был самый грандиозный, гигантский, там вообще часов двадцать ушло. Сейчас у меня нет темы, меня это тоже не сильно парит. Как бы я никому ничего не обещал. Поэтому я не знаю, когда будет следующий выпуск. Когда возникает какая-то озабоченность, она сама дает о себе знать.

В: Ты писал по поводу сомнений которые у тебя были перед запуском? И что тебе посоветовали просто запускать. Что ты думаешь по поводу темы с сомнениями на наших просторах? Я знаю кучу людей, которые постоянно сомневаются и я в их числе. Мне стоило безумных усилий избавиться от синдрома самозванца и прийти к тому, что я делаю нужные, классные и полезные вещи. Об этом мне говорят разные люди. Эти сообщения служат такими подтверждениями, что я о чем-то знаю и что-то умею.

Как ты справлялся или не справлялся и работал с этими сомнениями? Были ли они у тебя вообще?

Х: Ну да, конечно они были. Может быть, наступает какой-то момент, когда интерес перевешивает. Там мной движет: «А что будет если?» В реальность тыкаешь палкой, кидаешь камень и смотришь, что будет.

Иногда интерес перевешивает потому, что ты ничего не теряешь. Ну еще сложно рассуждать ретроспективно – у тебя мысли не такие будут, как у человека, у которого это получилось. Каким я был два с половиной года назад – это сложно.

Конечно, я сомневался. Больше всего меня вымораживало, что ритм надо держать раз в неделю. И надо про это думать, успевать писать. А при этом у меня перед глазами список идей и проектов, которые я не реализовал. Пунктов тридцать. И я забил.

В истории моих отношений с моими же делами очень много того, на что я забил.

Сейчас мне нравится мысль, что ты, во-первых, по дороге сам меняешься и ты не сможешь прогнозировать, где будешь, если не начнешь. Потом, ретроспективно, я смотрю, что рассылку процитировал Иван Сурвилло, еще кто-то.

Потом со мной взял интервью редактор из «Педсовета» по поводу удаленного обучения – он был моим подписчиком. Какие-то вещи начинают происходить потому, что ты реальность начинаешь менять, как-то начинаешь шевелиться.

Если бы ты ничего не делал, это бы точно не произошло, а тут появляется такой шанс.

В: Тебя волнует количество подписчиков?

Ну знаешь, есть две категории людей контентмейкеров — первая парится над лайками и количеством подписчиков, а вторая парится над качеством контента. Я только вот буквально недавно пришел к тому, что надо бы переходить из первой категории во вторую и парится качеством контента и забивать на количество подписчиков и лайков. Я посвящаю кучу времени и энергии и рассылке, и телеграмм каналу, и пишу в ФБ, и еще произвожу кучу контента. Только сейчас понимаю: «Ок, там 10 лайков за пост получил – ну значит 10 лайков, но я его написал и мне пост нравится» или отписалось сколько-то людей после очередного письма — ну хорошо, я ж их не могу удержать.

Х: Меня волновали подписчики, наверно, до тысячи. Я просто за год какую-то такую себе цель поставил – восемьсот что ли. Потому что нужна была валидация. После тысячи – приходят письма «подписался», «отписался», я их удаляю, ну и ок. Потом заходишь как-нибудь на страницу и видишь «ой уже 1700, боже мой»! Ребята я же вообще самозванец!

Когда стало больше тысячи, я расслабился потому, что это валидация какая-то и все. Потом я придумал, что у меня нет регулярности. Что раз в две недели что-то должен. Я ничего не должен! Какой-то такой читательский клуб «Я бы сам может быть иногда хотел получать письма от какого-то чувака».

Даже немного радуюсь, когда люди отписываются. Думаю: «О! Слава богу! Не будут тратить время на эту ерунду!». Некоторые люди сами пишут лично, что-то им зашло, что-то понравилось.

Написал письмо, потратил двадцать часов и если кто-то написал «Спасибо! Прикольно!» или «Я тоже об этом думал. И вот об этом есть прикольная книжка. Посмотри!» — это самое ценное. Значит, все удалось.

Теперь, когда тема какая-то появляется, я не могу не писать. Это полностью моя зона ответственности, дело не в подписчиках. У меня есть какой-то канал, в который я могу вещать. И если у меня что-то вызревает, мне нужно освободить голову, чтобы новое переварить.

Написать в стол не канает, нужно такое публичное думание. Чтобы провалидировать, что у тебя там в сознании отложилось. Выбросить из головы.

Если ты это сохранил в Evernote, то не выбросил это и где-то оно у тебя лежит. Я вот не особо переживаю на счет подписчиков. Целюсь в каких-то знакомых. Если до них дошло – клево.

Несколько выпусков рассылки писал для своих коллег целенаправленно. Я наблюдаю какое-нибудь поведение, которое мне не нравится, но не могу прямо сказать. Или даешь совет, или еще что-нибудь. Для родных и близких писал, которые меня тоже знают-читают. А вообще последние какие-то несколько штук появляются в принципе из обсуждений с каким-то кругом общения или по созвонам. И это самое крутое – так фиксировать какие-то общие мысли.

О монетизации

В: Монетизировать думаешь?

Х: Нет, не думаю. Другой тип отношений возникает. Например, когда друг просит что-то сделать и говорит: «Я тебе заплачу сто рублей», любая сумма переключает из равных отношений в неравные. И надо решать – оставаться в дружеских отношениях или переходить в отношения заказчик-исполнитель.

Я не уверен, что моя аудитория будет что-то донатить и у меня нет какой-то регулярности. Я не могу ее обещать. Я вообще ничего не хочу обещать, чтобы брать какие-то деньги за это. Мне кажется, если монетизировать, то открыть, например, какой-то образовательный центр. Монетизироваться можно за счет какой-то нематериальной помощи и среди подписчиков искать экспертов.

Я уже с одним, кстати, созванивался просто по теме педагогики, он занимается корпоративным обучением – быстро опыта набрать. Вот с тобой мы созваниваемся. Можем еще созвониться и я у тебя что-нибудь поспрашиваю. И вот это тебя так драйвит. И это дорогого стоит. Ну если есть аудитория – в рассылке можно что-то спросить. В прошлом году я спрашивал какие-то задачи по программированию для школьников. Ты краудсорсишь так. Это сейчас мне важнее, чем получить деньги какие-то.

Не думаю что они будут существенные. Я пока в это не верю. А обязательства будут существенными. Если и будет какая-то монетизация, то без каких-то обещаний, как я голосую рублем за какой-то софт, просто предложение голосовать рублем. Как «спасибо».

В: Мне нравится идея спонсорства. Я завел себе Patreon, у меня там сейчас дюжина людей, часть знакомых и родственников. Я не воспринимаю это, как ты говоришь, обязательствами перед читателем, что надо переключаться и постить раз в неделю. Рассылка у меня тоже не особо регулярная, но на Patreon мне прикольно общаться с людьми, которые платят деньги.

Это такой новый уровень отношений для меня. Я понимаю, что представляю для кого-то ценность и они за эту ценность готовы деньги платить. Даже доллар – для меня важно.

Мне нравится идея доната. У Сергея Короля рассылка на этой идее и построена. Это не жестко как, например, в New York Times. Платишь двадцать долларов за подписку каждый месяц и читаешь статьи. А просто, nice to have.

Х: У меня пока не вызрела эта штука. Я лучше сделаю что-то бесплатно. Я не могу так перестроить голову. Экономику микроплатежей пока еще не понимаю внутри себя.

Раньше я брал много проектов за дешево, а теперь лучше возьму проект на полгода, но дорого. Просто на другом уровне – какой-то корпоративный портал мы будем делать. Я не понимаю, как люди продают какие-то стикеры, наклейки, все что угодно, за доллар, за 5. Как это все превращается в пять тысяч.

У меня пока нет такого опыта и пока не представляю, и можно сказать, не верю в это. Я лучше сделаю один заказ за пять тысяч долларов, чем буду делать тысячу транзакций и коммуникаций с разными людьми по доллару или по пять долларов. Это моя личная штука. Пока не понимаю, как это работает. Мне проще фокусироваться на чем-то одном и один раз аудитории продать проект на большую сумму одному человеку из всей аудитории, чем по чуть-чуть.

Обо всем

В: Сколько стоит твоя борода?

Г: Я могу ее и сбрить, только договорись с моей женой.

В: В подкасте «Но вы держитесь» есть тема с бесяками. У тебя есть бесяк, которым ты готов поделиться публично?

Г: Они возникают в моменте. Как острые реакции. Ближайший бесяк был, когда сын проснулся в пять с копейками и всех разбудил. Потом я понял, что ничего не остается, кроме как вставать. Я был голодный, не выспался и это дико бесило. В моменте какие-то бесяки, конечно есть. Они, как пики, быстро проходят, и ты с ними справляешься, как-то контролируешь и как-то вообще смотришь на это со стороны и думаешь «Че вообще происходит! Камон, иди выпей кофе! Давай дальше. Все окей!».

В: Какую супер способность ты бы выбрал?

Х: Я бы хотел перемещаться в разные места мгновенно. Я сейчас могу запланировать куда мне нужно пойти или поехать. Все супер четко, но потом добавляешь туда дорогу и у тебя все разваливается. Я бы мог телепортироваться в течение часа в 5 мест и все быстро сделать, а потом развалиться на диване.

В: Одна жизненная мудрость от Сергея Хабарова.

Х: Кругом много страдания, но это неточно.


Новое в телеграм-канале

Новое в телеграм-канале

Станьте спонсором Посольство хаоса на Патреоне

Станьте спонсором Посольство хаоса на Патреоне

Помогите Посольству выживать и развиваться, станьте спонсором на Patreon. Всего один доллар (для начала) – и ваша карма очистится, а по утрам мир будет казаться не таким ужасным. А за пять долларов вы получите возможность читать письма раньше всех остальных! Вот и ссылка https://www.patreon.com/entrpswn

Расскажите историю

Расскажите историю

У каждого из нас в запасе десятки уникальных историй из жизни. Их мы рассказываем друзьям и новым знакомым, а о некоторых помалкиваем. Истории – самый древний артефакт человеческого общения. Древние росписи на стенах пещер, манускрипты, фолианты и первые черно-белые фильмы. Мы с удовольствием слушаем истории и сами их рассказываем. 

Если у вас есть интересная история (а она у вас есть!) – смело заполняйте эту форму и вполне возможно, я ее опубликую в Телеграм-канале или одном из писем.

Обратная связь

Обратная связь

Оставить комментарии и пожелания, оценить качество рассылки можно вот здесь.


Подпишитесь на бесплатную почтовую рассылку
Письма из «Посольства хаоса»
Никакого спама! Только тексты о привычках, эффективности, интересных приложениях и методиках, инсайтах и психологии.
Подписаться
Попробуйте и отпишитесь в любой момент, если не понравится.