Закрытые экосистемы

На днях обнаружил неприятную штуку. Я попробовал вывести информацию из Day One (это приложение для ведения дневника в котором у меня 2500 записей) в обычные текстовые файлы. А до этого – из Roam Research. Зачем? Чтобы попробовать собрать все в кучу локально в Obsidian.

Зачем? Потому что сервера имеют свойство падать а приложения покупаться другими компаниями (привет, вотсап!) или значительно ухудшаться (привет, Evernote!). Короче, нужен бекап на случай нестандартных ситуаций. Я генерирую кучу текста и кроме того хочу собрать множество информации о себе в единую графовую систему. Это чертовски полезно, учитывая десять лет дневниковых записей.

Но вот какая засада. Roam отдает текст с буллетами. Весь текст с буллетами, потому что Roam – аутлайнер. Day One отдает голый текст без разметки. И если это все собирать в одной среде – например, Obsidian, – появляется масса головной боли. И это еще я не добрался к Ulysses, в котором лежат все мои тексты!

Вывод прост – закрытые среды хороши в краткосрочной перспективе. Но простые текстовые файлы с разметкой Markdown позволяют делать с ними все, что угодно. Например, закинуть в Obsidian и выстроить графовые связи. Короче, я очень сильно призадумался насчет привычных приложений. План пока понаблюдать и поисследовать, но есть вероятность моей глобальной миграции в локальные графовые среды а-ля Obsidian.   

Колесо провернулось полностью и многие (я, в том числе) приходят к простым решениям, дающих свободу, безопасность и высокий показатель антихрупкости. Подумать только, текстовые файлы!

Сложность, иерархии и графы

Сегодня я познал весь ужас использования сложных иерархий для построения среды для управления знаниями. А все начиналось так хорошо! Двунаправленные ссылки, визуализация графа (хотя это и не очень граф), Markdown в конце концов. Но нет. Папки подпапки, файлы и теги все испортили. А теперь подробнее.

С августа я активно использую Roam Research. И он каким-то образом изменил способ моего мышления при работе с информацией. Я начал думать квадратными скобками, связями и ежедневными заметками. Любой намек на иерархии и шаблоны меня скукоживает и навевает грусть, уныния и мысли о Windows. Roam позволяет забыть о структуре и начать думать и генерировать идеи БЫСТРО. Ничего подобного я до сих пор не видел и не использовал, а уж сколько всякого я перебрал за годы поиска Святого Грааля… Пока что мой поиск закончился. Но вернусь к иерархии и сложности.

На своем курсе «Управление хаосом» я рассматриваю разные приложения для построения личной системы хм… управления хаосом. Входящая информация, дела, цели, идеи, заметки – все улетает в эту систему. Она должна быть максимально понятной, простой, удобной, безопасной и приносить кайф от использования. Таким образом я пришел к выводу, что Notion, скорее всего, постепенно исчезнет из программы следующих наборов. Чересчур сложно, медленно, архаично. Roam банально быстрее и в разы проще и при этом эффективней для построения. 

Среди прочих я предлагаю участникам курса Obsidian, как бесплатную альтернативу Roam Research. Но сегодня я немного расстроился. Во-первых, папки и файлы вернули меня в реальность Evernote и прочих, где нужно было думать куда что положить. Во-вторых, в Obsidian есть несколько смысловых сущностей, которые меня лично сбивают с толку – теги и внутренние ссылки вида [[ссылка на документ]]. В Roam отдельный документ (страница) может быть тегом, частью метаинформации и ссылкой со связью. И вот это сначала взрывает мозг, а потом здорово облегчает жизнь. 

Дальше больше. Roam каждый день генерирует новую ежедневную заметку (Daily Notes) и туда можно фигачить все подряд – от каких-то быстрых идей до научных статей с массой референсов и внутренних ссылок. Кроме всего прочего Roam оперирует блоками и на каждый блок можно ссылаться. Это тоже взрывает мозг, но потом хочется расцеловать разработчиков и Конора-основателя лично. Obsidian попытался это внедрить, но вышло как-то очень криво. 

А еще Roam – это граф. Графы прекрасны тем, что они целиком и полностью построены на связях. Есть опорные точки, но они могут условно говоря болтаться в пространстве. Как только мозг принимает эту теорию и на практике видит все преимущества ее использования, появляется тотальное отторжение любой сложности в приложениях. Я, конечно же, ненастоящий сварщик и теорию графов понимаю очень поверхностно, но и этих знаний достаточно, чтобы дистанцироваться от иерархий. 

Если вы дочитали до этого момента – мой респект и уважуха! Я собираюсь в скором времени пилить видео-контент на эту тему. Сравнения и обзоры всего популярного, что работает с графами и дает возможность построения системы управления знаниями (PKM — Personal Knowledge Management). Конечно же не отходя от кассы я в первую очередь расскажу про Obsidian и Roam. Не переключайтесь, будет интересно!

PS. Несмотря на кажущуюся сложность все очень просто. Точно вам говорю!

Синдром напряженных ягодиц

Челюсти сжаты так, что зубы вот-вот превратятся в песок. Кулаки – камень. Губы – тонкая полосочка онемевшей кожицы среди вселенной морщин. Глаза напоминают два пересохших колодца. И самое главное в этой истории… Ягодицы. Задница постоянно в напряжении и ею можно перекусывать ломы и колоть орехи. Кокосовые.

Этот стиль жизни «постоянно на взводе» обычно заканчивается нервными срывами, выгоранием, депрессией, суицидами и тяжелыми заболеваниями. Тело не выдерживает и останавливает обезумевшего паразита, сидящего в лобных долях, любыми доступными методами. 

Я уже неделю (как минимум) засыпаю как попало. Мысли, идеи, тревога. Кроет так, что уже и успокоительный шум тропического леса и костра не пробирает. В ход пошло снотворное. Вчера я понял, что происходит. Я чересчур напряжен. Это состояние перманентно сжатых ягодиц вытягивает энергию похлеще любого кровососа. И теперь я знаю, что с этим дерьмом делать. Учиться, черт возьми, расслабляться!

Мозг, к сожалению, не может быстро отбросить сценарии, которые формировались всю жизнь. Когнитивные искажения, долженствования, неврозы и прочий ментальный мусор уходит весьма неохотно. Благо, знания уже позволяют ловить все это, рефлексировать и внедрять изменения.

Что собираюсь делать? Установить жесткие временные рамки условной полезной активности. Мое расписание и жизнь в целом напоминает сейчас пьяного тракториста, шагающего по полю, усеянным граблями. Это забавно, но, как я уже писал, здорово напрягает. 

Я верю, что понятное расписание, ритуалы и привычки разгружают мозг от принятия решений “что дальше?” и позволяют немного выдохнуть. Я уже набросал костяк, который завтра буду показывать участникам моего курса. Кроме того, завтра есть шанс, что я таки пойду в относительно длительный коучинговый контракт как клиент. Это поспособствует проработке микродействий и я увижу то, что не могу увидеть самостоятельно.

Еще планирую окопаться в Майнкрафт – меня виртуальное строительство здорово выключает из реальности. Ну и Doom надо добить. И вообще расслабиться и учиться работать и жить в этом состоянии, получая удовольствие. А то уже надоело колоть орехи. Сколько можно?

Оживаю

В три часа ночи я собирал громадный плейлист и, добавляя следующий трек, буквально ревел белугой, ведь ностальгия и воспоминания крыли так, что сон отходил все дальше и дальше. В итоге я уснул около четырех утра и, проснувшись, побежал собирать плейлист дальше, разбив его потом на три. Они все назывались “Sweet Memories” и предназначены для ностальгии, эмоций и запуска машины времени. Но ключевое слово тут – эмоции.

Их стало как-то уж очень мало. Сегодня я в этом окончательно убедился, рассуждая в роли клиента на коуч-сессии о важных для меня направлениях. Если говорить уж совсем честно, то я за все время своей «взрослой» жизни, когда строительство карьеры и зарабатывание денег стало самоцелью, превратился в какое-то жалкое подобие себя, бесчувственного серого чурбана. В робопылесосе Xiaomi нашлось бы больше эмоций и радости, чем у меня. 

Было так всегда? Нет. Когда это началось? Я наконец-то отловил. Когда в 2006 окончил университет и отправился в поисках лучшей жизни в Киев. Тогда я (или нет) внушил себе, что нужно становиться серьезным, взрослым и начинать работать. Желательно тяжело. Желательно совершенно в чуждой мне индустрии. Желательно без понимания какого черта я здесь делаю. Повзрослел? Страдай!

В итоге я 15 лет пытался втиснуть себя в коробок чужих смыслов. Как результат – повышенная тревожность, постоянные болячки, отсутствие радости и удовольствие от жизни (привет, ангедония!), синдром самозванца, перманентное чувство вины, невозможность присваивать достижения, закрытость и прочая, и прочая. Путь излечения был долгим и в этом году я поздравил себя с тем, что начал свою настоящую жизнь. Все, что было до этого – подготовка, ширма, декорации. Хотя я и благодарен этому театру за опыт и возможности.

Все старые сценарии разом перестали работать. Планирование, тайм-менджмент, ворк-лайф баланс (простигосподи), тотальный контроль, километровые списки дел, механическая жизнь – все осталось в прошлом. Я оживаю и учусь быть живым. Что это значит? 

🥳 Радоваться! Не писать списки дел, а списки побед и радостей. Радоваться на ежедневной основе и наслаждаться этим. Прям чувствую, как растет читательское сопротивление. Но ничего, пройдет. Радоваться, оказывается, можно совершенно без повода и даже когда нет праздника! 

🎳 Играть! Верю, что геймификация жизни, внедрение креативных практик и наполнение удовольствием работают в долгую значительно лучше, чем ежедневный пиздинг себя кнутом. 

🎪 Развивать фантазию! Мой главный тренер в этом – Макс, который третий день сражается с воображаемой армией зомби. Бегает по квартире с мечом и пистолетами, сообщает мне сводки с полей.

🌀 Добавить хаоса в жизнь! Контролировать все не получится, расслабься! Жить в постоянном напряжении чревато для продолжительности и качества жизни. Предсказуемой может быть только жизнь трупа.

🕺 Танцевать! Я приплясываю, когда слушаю музыку, когда готовлю еду, когда пишу этот текст. Когда вы последний раз плясали? Почитайте статью «Почему так важно хотя бы иногда танцевать, как идиот» и сразу попробуйте, это круто!

🤓 Удивляться! Я и забыл, как это – говорить «ух ты!». «Меня трудно чем-то удивить» стало моим вторым именем. К черту. Учусь удивляться и удивлять!

🤸‍♂️ Выключать взрослого! И делать все, что я написал выше. Такое ощущение, что в кокой-то момент мы (или нет) запираем своего внутреннего ребенка в потайной каморке подсознания, а ключ выбрасываем, чтобы потом всю жизнь этот ключ искать.

Наверное, список можно продолжать. Но я не буду, а лучше подведу итог словами замечательного Славы Полунина (посмотрите его выступление на TEDx, “Счастье дурака”):

— заниматься только тем, от чего внутри дзЫнькает

— заниматься этим только с теми, кого хочется обнять

Дзынькать начало у меня внутри очень громко, особенно под конец 2020! Второй пункт приоритетный уже для 2021. Так оживем! 🦄

Новогоднее, финальное

«Добби свободен!». Этой фразой завершился мой год в двенадцать часов и семь минут по киевскому времени, в среду, тридцатого декабря. Это не значит, что я был в рабстве целый год и наконец-то кто-то подарил мне носок. Я просто вышел из контекста марафона созидания и переместился в контекст новогодней елки, просмотра «Один дома» и подведения итогов.

«Господи, и этот туда же! Сейчас напишет стопицот пунктов из своего списка достижений!» уже слышу я читательский раздраженный вздох. Понимаю. Из каждого утюга сейчас слышно итоги. А в новогоднюю ночь президентские головы из телевизоров будут нам вещать о сложности года и как было печально, и как нам нужно держаться, ага. Как тут не злиться? Но я не буду писать о достижениях, лучше напишу об уроках и вызовах.

Мы стали свидетелями глобальных сдвигов по многим направлениям. Оказалось, что ходить на работу в привычном понимании не особо нужно; что находиться со своей семьей целыми днями под одной крышей адски сложно; что маленькая эфемерная срань может убивать и делать это подло, исподтишка; что закрытые границы – весьма скверно; что учиться и учить можно удаленно; что мы очень мало контролируем на самом деле; что мы чертовски одиноки.

У меня в дневнике 524 записи, в каждой – эмоции, события, переживания, опыт. Когда было совсем хреново (а в этом году была масса таких моментов) я подбадривал себя. Я писал: «Знай, мне было до усрачки страшно и тяжело. Но я верю, что тебе будет лучше в будущем. Я верю и делаю все, чтобы тебе (мне) будущему было легче». Когда перечитываю эти записи становится так тепло на душе, такую благодарность испытываю. Возможно этот метод – делания для будущего себя – кому-то пригодится.

Оглядываюсь на все, что произошло за этот год и удивляюсь, как все может меняться, с какой дикой скоростью. Некоторые вещи, которые я сейчас делаю, казались невозможными в начале года. Тектонические сдвиги, масштабные изменения. Смена деятельности и восстановление после адского выгорания, мешок инсайтов и новые знакомства. Литры выпитого вина и рома, чтобы выключить голос критика в голове. Чтобы ехать дальше и не уехать кукухой в новых ситуациях. Плохо? Похрен. Пока так.

Что будет в следующем году? Не знаю. Но очень хочу, чтобы было больше радости. Больше заботы о себе и ближних. Больше любви. Хочется больше людей вокруг и одна из моих целей – развитие сообществ и социализация. Вторая – продолжить развитие своей коучинговой и просветительской деятельности. Я наконец-то понял кем хочу стать, когда вырасту. Обнаружил свои ценности и теперь так легко ставить цели, потому что под ними крепчайший фундамент. Это то, чего не хватало. Секретный ингредиент. Рекомендую.

«Посольство хаоса» растет, масштабируется, меняется. Я хочу и буду больше делать для Patreon. Письма для этой рассылки будут выходить реже, вижу их ценность как итоговые дайджесты. ТелеграмИнстаграм и Фейсбук останутся для меня высокоприоритетными площадками наряду с Patreon. Кроме этого я буду развивать обучающее направление – запуск и первый набор курса «Управление хаосом» дали не только громадное количество опыта, но и заряд энергии. Я доволен!

Не буду вас больше задерживать. Сказал все, что хотел. Спешу поблагодарить вас, мои читатели, за поддержку, теплые слова, опыт, новые знания. Это чертовски важно, потому что бывают хреновые моменты (как я писал выше), но внезапно приходит сообщение «Спасибо тебе, что делаешь такое дело!» и становится значительно легче. Становится теплее. Спасибо вам.

С Новым годом, друзья! 🎄

Кем я хочу стать, когда вырасту?

«— А почему вы думаете, что в детстве жизнь счастливая? — спросил Валентин.
— Потому что в детстве не знаешь, куда тебя кривая вывезет. Можешь стать героем-летчиком, можешь — серийным убийцей. Можешь — миллионером, реально. Можно уйти в будущее по любой тропинке. А когда перед человеком открыты все дороги, он счастливый и веселый от одного сознания — даже если никуда по ним не пойдет. Все шлагбаумы подняты, из окна видна даль и все такое. Когда взрослеем, шлагбаумы один за другим опускаются, и путей впереди остается все меньше и меньше.
— Да, — согласился Валентин. — Взросление — это утрата возможностей. Только дело не в том, что шлагбаумы закрываются. Они, может, и не закрываются. Просто в жизни каждый день надо делать выбор, находить себе путь. А если прошел под один шлагбаум, уже не сможешь под другой.
— О чем я и говорю. Дорожки ветвятся, ветвятся, а потом из всех мировых маршрутов остается только тропинка на работу, и ты уже полностью взрослый». «Искусство легких касаний», Виктор Пелевин.

Меня не готовили ко взрослой жизни. Как и вас. Говорили, что надо учиться, надо хорошо учиться, надо приносить со школы хорошие оценки. Только хорошие оценки. Еще говорили, что надо быть послушным, не спорить со старшими, есть кашу и суп. И вроде это позволило выжить и как минимум ворваться в мир взрослых. Но оказалось, что к нему забыли дать инструкцию. Это как стиральная машина с дурацкими обозначениями – нажимаешь кнопки наугад, чтобы потом выбросить любимую футболку. Но в настоящей взрослой жизни все еще хуже. Тут нужно принимать решения. Много-много решений.

Я наблюдаю пандемию инфантильности. Это когда взрослые мальчики и девочки на самом деле никакие не взрослые, а просто они ими притворяются. Надевают костюмы и уходят по утрам на работу, покупают вино и занимаются сексом. Вроде все признаки взрослого? Но нет. В те нечастые мгновения внутренней тишины, когда нет рядом людей и пылающих тщеславием экранов, приходит понимание полного отчаяния. Потому что на панели управления жизнью нет ни знаков, ни кнопок и никто не рассказал, что с этой панелью делать.

В школах я бы ввел новый предмет – «Основы взрослости». Там бы рассказывали о кризисах, одиночестве, просроченных счетах, похмелье в понедельник утром перед важным совещанием, начальниках-мудаках, бессмысленных работах, как выбирать удобную обувь, как распознавать манипуляции, как плакать у психотерапевта, как убирать из жизни токсичных людей. А еще как заводить друзей после тридцати, как перестать ненавидеть убирать в квартире, как не тратить деньги на понты. Список тем можно продолжать.

А еще бы я открыл в каждом городе клубы анонимных взрослых. Туда бы приходили тридцати-, сорока- и пятидесятилетние Петеньки и Машеньки, Танечки и Игоречки. Они сидели бы в кругу и делились сокровенным: как ненавидят свою работу, и как врут своим мужьям и женам, как тошнит от школьных собраний детей, как хочется выть по вечерам после очередной ссоры, как задолбали бесконечные просьбы и как затянувшийся ремонт отнимает годы жизни. А самое главное, как устали они от ежедневных решений. И как хочется прокрутить пленку назад и оказаться вдруг за школьной партой, и чтобы все впереди, и чтобы не надо было месяцами планировать встречу с лучшим другом.

Наблюдаю, как поколение из восьмидесятых, мое поколение, переводит стрелки своих жизней. Как признаётся себе, что не хотели никогда быть менеджерами среднего звена, администраторами, программистами, журналистами, учителями, маркетологами и юристами. Как оживают все эти люди в свои тридцать-сорок. Как расправляют крылья и взлетают туда, где иные возможности, иные горизонты и, черт возьми, честность и свобода.

Я и сам в этом году выбросил из жизни столько всего. Оно еще совсем недавно казалось важным. Вещи, занятия, люди. Карьера. Все осталось в прошлом. А с собой я забрал опыт, знания и железобетонную уверенность в своих силах и выбранном направлении. Ощутил беспрецедентную поддержку. И наконец-то нашел ответ на сакральный вопрос «Кем я хочу стать, когда вырасту?».

Во время поиска ответов я наблюдал множество людей, которые задавались так или иначе тем же вопросом. Может, это о поиске призвания? Но я не верю в призвание. Я верю в пользу и ценности, принципы и убеждения. И вот ответ, как по мне, кроется в нахождении своих ценностей, своих принципов, своих убеждений. Тогда появляются свои цели, а там, глядишь, и до счастья рукой подать.

Как понять, кем хочешь стать?

  • Разобраться со своими ценностями
  • Разобраться со своими целями, которые стоят на плечах этих ценностей
  • Понять, что нужно сделать, чтобы прийти к этим целям.

Эти действия приведут как минимум к важным осознаниям. Например, я выделил для себя одну из главных ценностей – хочу быть полезным. Вокруг нее я выстроил несколько целей: открыть коучинговую практику и написать несколько (для старта) книг. Это согласуется с моими любимыми активностями и сильными качествами. В итоге я точно знаю, кем хочу стать. Коучем и писателем. Более того, я уже стал и тем, и другим! Ведь я пишу письма в рассылку, посты в Телеграм и социальные сети, работаю над рассказами и книгой. Кроме этого, я уже месяц веду своих первых клиентов, как личный коуч!

Что помогло мне?

Конечно же, для начала стоит поработать с психотерапевтом. Это прокачает осознанность и поможет разобраться с химерами прошлого. Их тянуть в будущее вовсе необязательно. Дальше можно взять несколько книг, которые я не перестану рекомендовать:

  • «Между «надо» и «хочу». Найди свой путь и следуй ему», Эль Луна.
  • «Вместе. Как найти единомышленников, создать сообщество и ощутить связь со всем миром», Рада Агравал.
  • «Agile life», Катерина Ленгольд.

В них найдутся практические упражнения, опыт и лучшие практики для улучшения жизни. С помощью этих книг я проработал ценности, увидел зоны роста и понял, куда вообще я хочу идти. Точечные запросы я прорабатываю на учебных коучинговых сессиях и всерьез думаю о том, чтобы количество таких сессий увеличить. Даже новички в коучинге порой задают очень-очень важные и нужные вопросы.

Что будет дальше?

Я отрыл коучинговую практику и в сентябре уже успел поработать с тремя клиентами. Это не считая учебных сессий. В августе прошел курс писательского мастерства и начал работать над будущей книгой в жанре антиутопической научной фантастики. Пока оставляю эти два громадных направления и плыву дальше в своей уютной лодке.

Приходите ко мне в коучинг

  • Ищите идеальное приложение для списков дел?
  • Прочитали 100500 книг по личной эффективности, но видосики с котиками все еще лучше?
  • Вместо достижения целей придумываете себе новые способы, чтобы оставаться на месте?
  • Купили абонемент в спортзал и самую красивую спортивную форму, но ни разу не сходили на тренировку?
  • Беретесь за миллион дел и ни одно не доводите до финального завершения?
  • Есть сомнения в выборе профессии?
  • Чувствуете ненависть или апатию при взгляде на рабочие задачи?

Тогда вам точно нужен свежий взгляд на ситуацию со стороны.

Я набираю клиентов в коучинг. Первая ознакомительная сессия – без оплаты. Дальше – пакеты пять и десять сессий по весьма (весьма!) демократичным ценам на период моей профессиональной подготовки и сертификации.

Основные темы, которые мне интересны и я готов с ними работать:

  • целеполагание – как отыскать настоящие «свои» цели и не сорваться на пути к ним
  • повышение эффективности и продуктивности – как работать головой, а не 24/7
  • выстраивание процессов и внедрение системности в жизнь
  • работа с привычками и автоматизация жизни

Никакой инфоцыганщины и быстрых рецептов. Поддержка, экологичность, соблюдение высоких этических принципов ICF, результативность и осознанное движение к новым вершинам. Я с радостью буду вашим проводником на этом пути. Пишите в почту или в Телеграм @entrpswn

Сергей Хабаров: «Дело не в «больше», а в понимании «зачем?»

Сергей Хабаров один из тех, кто вызывает у меня вопрос «Как ты это делаешь, черт возьми?!». Отец двоих детей, проджект-менеджер, учитель информатики, ведет рассылку на 1800 подписчиков. Рекомендую подписаться – такой концентрат смыслов прям редкость в наше время быстрых рецептов счастья и коротких сообщений. А как я делал это интервью читайте вот здесь.


О переезде в Обнинск

В: Ты сейчас в Обнинске. Почему?

Х: Я не тыкал в карту с мыслью «Куда бы поехать?». Это все сложилось само собой. В Обнинске живет сестра жены, туда теща переехала и образовалась такая тусовка из родни. Мы тратим минут десять на дорогу и нас собирается дюжина людей с детьми. Толпа!

В Обнинске есть район «Старый город». Тут низкая застройка, пенсионеры, зелень. Присмотрели этот район, взяли ипотеку, купили квартиру. Отремонтировали, переехали.

В первые месяцы жизни в этом маленьком городе я замедлялся и сейчас замедлился – это было мое внутреннее желание. Меня это полностью устраивает, что бежать и добиваться получалось классно, но можно остановиться.

В целом переезд как-то логически сложился. Я такие стратегические решения вообще не могу никак прогнозировать и планировать. Больше тактикой занимаюсь, у меня это получается. Меня жена в этом смысле дополняет, она вкидывает такие идеи, на которые, мне кажется, я не способен. Например, «А может в Обнинск переедем?» – «Ну окей! Погнали!». Мне дали цель и я могу бежать. У меня нет каких-то глобальных целей. Месяц назад она сказала – давай купим дачу. Окей! Мы купили дачу. Вот сейчас закончится интервью и я поеду туда.

В: То есть у тебя не было длинного списка «Переезд из Москвы», где 150 пунктов и все расписано по деталям? Ты это все делал спонтанно?

Х: Я просто поддержал идею жены. Как проверка – это реально или нет. В итоге как-то срабатывает, складывается. А потом можно детализировать.

Большая задача тащит. Когда нет большой задачи – начинается блуждание. Когда у нас есть такой проект, мы можем нарисовать майндмеп. Что там у нас, стекла чинить или электричество подводить? Там все сразу выстраивается, мы это делаем параллельно, что от чего зависит. Но спрогнозировать само появление задачи я не могу и этим уже не занимаюсь. У меня есть задача – начнется новый учебный год и мне надо подготовиться. Что будет дальше — не знаю.

О школе

Х: Когда-то, года три назад, подумал: «Вот бы преподавать», просто в космос забросил идею. До этого я читал лекции, большие и маленькие, мне понравилось. Позвали преподавать, дали выбрать курс, класс. Не грузят никакой бюрократией. Я в это активно погружаюсь и это дает развитие.

В: Ты сейчас на каникулах?

Х: Есть дополнительные занятия – двух парней учу программировать. Еще есть онлайн занятия по другим предметам у других учителей и я работаю как саппорт. Так сложилось, что моего айтишного бекграунда хватило, чтобы наладить систему обучения. Я присматриваю за этим.

В: Стресса не было во время перехода в онлайн?

Х: Стресс был, но он был контролируемый, что ли. Сейчас плохо. Неделю плохо. Неделю получше. Потом три недели мы все еще немного страдаем, а потом оглядываемся назад и думаем, как это мы все смогли сделать, включая пятидесятилетних учителей, администрацию, детей. Даже для меня было удивлением, что все заработало! Просто в моменте делаешь то, что от тебя зависит, потом смотришь, а оно работает!

В: Как думаешь, будет ли переход обратно таким же радостным? Школьники захотят возвращаться в школу, сидеть в классе сорок пять минут? Или им удобней дома в пижаме, с чаем за ноутом. Это касается и офисных работников. У меня есть знакомые, которые никогда не работали удаленно. Но сейчас купили удобное кресло, оборудовали рабочее место. И уже со скепсисом поглядывают на офис.

Х: Школьникам не хватает общения. Уроки порой скука смертная, но вот поболтать, обсудить ролики, посплетничать – этого не хватает. А для них это важно.

Не знаю, захотят ли офисные работники обратно в офис. Им ведь тоже не хватает живого общения. Поговорить в курилке например.

О замедлении

В: Ты говорил о замедлении жизни. Меня эта тема сейчас очень волнует. Я третий месяц в творческом отпуске и учусь работать на себя. Заметил, что жизнь начала радикально меняться.

С одной стороны она начала замедляться, но с другой – хочется больше делать. У тебя не было такого ощущения после Москвы, где надо было больше делать, а в Обнинске тебе хочется больше делать?

Х: Мне кажется, дело не в «больше», а в понимании «зачем?».

Замедление скорее связано с пересмотром, чем наполнена жизнь. И замедление происходит из-за того, что нет кучи разрозненных каких-то дел, которые еще и параллельно. А в один момент времени занимаешься одним делом.

Это стукнуло, когда провожу время с детьми. Раньше я мог переписываться, в телефоне сидеть. Сейчас я со старшим ребенком клею что-то или смотрю мультик. Только этим занимаюсь, появляется качественное время и для ребенка, и для самого себя. Потом есть что вспомнить.

Замедление связано с уменьшением количества занятий. Их можно качественнее делать. Качественнее не в том смысле, что делаешь их супер продуктивно, а посвящаешь время только этому.

Ускорение – я говорю с тобой, еще в чате ответил, письмо прочитал, уведомления пришло, еще что-то. И я весь такой быстрый, разогнанный, классный и только в конце непонятно, что делал.

А еще замедление связанно, с черт возьми, проживанием момента.

Я когда сюда переехал, увидел звезды – тут темнее. Я их сто лет не видел. Выходишь из дома иногда и видишь дятла или белку. Скажи мне в Москве о деревьях. Мне вообще плевать было на все эти вещи. Выходишь из дома и бежишь на маршрутку, потом в метро, потом ломишься все время на скорости. И когда начинаешь в такие детали вникать – замедляешься.

Дети в этом наверно помогают. Вот они тащат в такое неторопливое… Идешь с ребенком и наблюдаешь за муравьями полчаса, кормишь их шоколадом. Это остается в памяти и возникает ощущение замедления.

В Обнинске люди ходят медленнее. И работники медленнее. В магазине уже знакомые продавцы, с ними можно поговорить о чем-то, если хочешь, пошутить. И это все атмосфера такая неторопливая. Я хожу в школу на работу 15 минут и успеваю смотреть по сторонам.

О детях и продуктивности

В: Дети как-то повлияли на твою продуктивность? Ты занимаешься несколькими вещами – учительством, ведешь рассылку, есть еще какие-то дополнительные проекты. Нет ощущения, что в какой-то момент все начинает валиться? Как ты вообще справляешься с жизненным хаосом?

Х: Включая детей?

В: Включая детей, которые этот хаос часто создают.

Х: С появлением первого ребенка у меня было большое потрясение. У меня есть пост «Идеальный проект». Это было самое серьезное потрясение, как обсуждали в Вастрик клубе: «Как вы живете с детьми?», «Что изменилось?». Там был хороший комментарий: «У вас просто меняется скорость, но не значит, что вы ничего не достигните».

Я в тот момент сформулировал так, что отняли просто свободного времени, как минимум, половину. Ты не можешь сложно планировать, не можешь посмотреть сериал или пройти курс. В то же время продуктивность выросла.

Когда появился ребенок, я ходил через дорогу в «Старбакс» работать. Дома ребенок иногда кричит просыпаясь. Или надо тихо себя вести. У меня было четыре часа. Часть задач не делал. Это ограничение в итоге пошло на пользу.

Если бы у меня было восемь часов, то все размазалось и я еще успел что-то поделать на будущее, на авось, «может быть это пригодится».

У нас есть семейное расписание. Есть периоды тихого времени, иногда перед звонками я говорю: «Подождите, сейчас у меня настанет тихое время через пять минут».

Есть расписание уроков, которое не сдвигается. И есть время для звонков. Это вопрос договоренностей всех домашних – немножко этот хаос упорядочивать и чтобы было меньше сюрпризов.

Все гибко, но чтобы было заранее прогнозируемо на ближайшую перспективу. Я люблю всю эту тактику, а по поводу продуктивности – мне кажется, она в какой-то момент настолько записывается на подкорку и становится умением.

О приложениях и информации

Х: Просто становится неинтересно этим заниматься, но от него уже не можешь избавиться. Я не могу обсуждать продуктивность или тудушники. Вообще дело не в идеальном приложении.

Если возникает хаос, все наваливается, я набрал каких-то обязательств или все свалилось на один день, то вообще уже без разницы — на листочке выпишу схему или сделаю в приложении.

Возникает сигнал: «Какая-то хрень!» и ты такой: «Ок! Сейчас посмотрим, что это за хрень» и ее раскидываешь. Тут сложно посоветовать алгоритм. Ты это делаешь в тетрадке в клеточку, в Todoist, Workflowy. Это само собой появляется.

В: Ты оперируешь большими массивами информации. Учишь информатике, программированию и это все связано с математикой. У тебя сейчас много входящей информации и как ты этим всем оперируешь? Где у тебя все это хранится? Откуда поступает?

Х: У меня боль про кучу непрочитанных в Pocket или в Evernote. Там у меня заметки давно-давно копятся, просто фишка в том, что я поменял к этому отношение. Меня это не волнует. То есть, оно лежит и лежит. Может быть, я даже не думаю, прочитаю или не прочитаю. Как-то накопилось, да.

По поводу входящих — на территории математики, информатики я чувствую силу, что разберусь даже если что-то не знаю. Меня больше заботит педагогика и возрастная психология.

В: Ты писал в своем письме о Roam Research. Я использую Обсидиан – это такая бесплатная версия Roam. Мне 15 долларов в месяц как-то жалко платить. Особенно, если есть хорошая бесплатная альтернатива.

Х: Мне нравится философия чела, который это все сделал. Его твиттер читать просто одно удовольствие. За Roam я голосую рублем. Пока так. Мне там понравилось.

У меня был чат с моим другом, системным аналитиком. И вот там обсуждения и поток ссылок по теме педагогики, информации для меня новой всякой. Я это изучал как-то вечером и накидывал в Roam. Он подходит для такого вида исследования.

В Вастрик Клубе тоже писали – если у тебя это какая-то структурная информация на входе, то он наверное не подойдет. У меня это какие-то шишечки, палочки, листья, обрывки веревок, еще что-то. Валишь все, что имеет отношение к твоей теме, в кучу. А потом, в какой-то момент, видишь пересечения.

У меня такое было впервые с Брейном пару лет назад. Я туда загрузил всю информацию о себе. Построил связи и у меня были выводы, которые меня направили. Но, в отличие от The Brain, в котором нужно было связь сразу делать, в Roam мне не жалко что-то потерять.

Смотришь интервью педагога и записываешь какие-то мысли. В этот момент важнее записать, чем думать, что куда относится – к истории философии, московской школе педагогики или социальной психологии. И в этом плюс – сейчас это все вкидываешь, а потом сортируешь или нет.

До этого был опыт с The Brain и Workflowy, может поэтому Roam мне сильно помог. Я структурирую то, что у меня сейчас насобиралось, а может быть и нет. Нужно смириться с этим хаосом! Два года назад меня с ума сводила тысяча заметок в Evernote, которые не отсортированы, не лежат по папочкам. Сейчас мне до лампочки.

В: Нет страха что-то упустить, потерять, не прочитать?

Х: Вроде не особо. За всем не уследить. Когда я рассылку пишу и возникает такая большая тема, которая начинает искажать реальность и начинаешь видеть под этим углом какие-то обрывки фраз, куски интервью, еще что-то. Она прям все в себя втягивает, я просто записываю. Не важно, куда – в Bear, или в Drafts.

Набирается фактура. Моешься в душе, а тебе пример какой-то приходит. Ты это отпускаешь, идешь гулять, не паришься и потом в какой-то момент накрывает метафорой. Это всегда работает.

Вот так я отношусь к большому количеству информации. В целом, у меня его сейчас немного. Я не читаю Фейсбук, только Твиттер, на сколько сил хватает. В Инстаграмм слегка залипаю.

В книге про цифровой минимализм, которую я сейчас читаю, есть интересная мысль: качественный результат можно получить из качественного входящего.

О рассылке и сомнениях

В: Сколько у тебя в среднем уходит времени на письмо?

Х: Процесс такой – месяц или два, есть тема и ты сто раз по пять минут работаешь или сто раз по тридцать секунд. Записываешь это «метафора – велосипед», потом забиваешь. Какой-то твит прочитал – отправил в копилку про рассылку. Потом, несколько вечеров по два, три, четыре часа все это собирается, верстается.

Мне хочется сказать, что часов десять уходит. Вот какой-то из выпусков был самый грандиозный, гигантский, там вообще часов двадцать ушло. Сейчас у меня нет темы, меня это тоже не сильно парит. Как бы я никому ничего не обещал. Поэтому я не знаю, когда будет следующий выпуск. Когда возникает какая-то озабоченность, она сама дает о себе знать.

В: Ты писал по поводу сомнений которые у тебя были перед запуском? И что тебе посоветовали просто запускать. Что ты думаешь по поводу темы с сомнениями на наших просторах? Я знаю кучу людей, которые постоянно сомневаются и я в их числе. Мне стоило безумных усилий избавиться от синдрома самозванца и прийти к тому, что я делаю нужные, классные и полезные вещи. Об этом мне говорят разные люди. Эти сообщения служат такими подтверждениями, что я о чем-то знаю и что-то умею.

Как ты справлялся или не справлялся и работал с этими сомнениями? Были ли они у тебя вообще?

Х: Ну да, конечно они были. Может быть, наступает какой-то момент, когда интерес перевешивает. Там мной движет: «А что будет если?» В реальность тыкаешь палкой, кидаешь камень и смотришь, что будет.

Иногда интерес перевешивает потому, что ты ничего не теряешь. Ну еще сложно рассуждать ретроспективно – у тебя мысли не такие будут, как у человека, у которого это получилось. Каким я был два с половиной года назад – это сложно.

Конечно, я сомневался. Больше всего меня вымораживало, что ритм надо держать раз в неделю. И надо про это думать, успевать писать. А при этом у меня перед глазами список идей и проектов, которые я не реализовал. Пунктов тридцать. И я забил.

В истории моих отношений с моими же делами очень много того, на что я забил.

Сейчас мне нравится мысль, что ты, во-первых, по дороге сам меняешься и ты не сможешь прогнозировать, где будешь, если не начнешь. Потом, ретроспективно, я смотрю, что рассылку процитировал Иван Сурвилло, еще кто-то.

Потом со мной взял интервью редактор из «Педсовета» по поводу удаленного обучения – он был моим подписчиком. Какие-то вещи начинают происходить потому, что ты реальность начинаешь менять, как-то начинаешь шевелиться.

Если бы ты ничего не делал, это бы точно не произошло, а тут появляется такой шанс.

В: Тебя волнует количество подписчиков?

Ну знаешь, есть две категории людей контентмейкеров — первая парится над лайками и количеством подписчиков, а вторая парится над качеством контента. Я только вот буквально недавно пришел к тому, что надо бы переходить из первой категории во вторую и парится качеством контента и забивать на количество подписчиков и лайков. Я посвящаю кучу времени и энергии и рассылке, и телеграмм каналу, и пишу в ФБ, и еще произвожу кучу контента. Только сейчас понимаю: «Ок, там 10 лайков за пост получил – ну значит 10 лайков, но я его написал и мне пост нравится» или отписалось сколько-то людей после очередного письма — ну хорошо, я ж их не могу удержать.

Х: Меня волновали подписчики, наверно, до тысячи. Я просто за год какую-то такую себе цель поставил – восемьсот что ли. Потому что нужна была валидация. После тысячи – приходят письма «подписался», «отписался», я их удаляю, ну и ок. Потом заходишь как-нибудь на страницу и видишь «ой уже 1700, боже мой»! Ребята я же вообще самозванец!

Когда стало больше тысячи, я расслабился потому, что это валидация какая-то и все. Потом я придумал, что у меня нет регулярности. Что раз в две недели что-то должен. Я ничего не должен! Какой-то такой читательский клуб «Я бы сам может быть иногда хотел получать письма от какого-то чувака».

Даже немного радуюсь, когда люди отписываются. Думаю: «О! Слава богу! Не будут тратить время на эту ерунду!». Некоторые люди сами пишут лично, что-то им зашло, что-то понравилось.

Написал письмо, потратил двадцать часов и если кто-то написал «Спасибо! Прикольно!» или «Я тоже об этом думал. И вот об этом есть прикольная книжка. Посмотри!» — это самое ценное. Значит, все удалось.

Теперь, когда тема какая-то появляется, я не могу не писать. Это полностью моя зона ответственности, дело не в подписчиках. У меня есть какой-то канал, в который я могу вещать. И если у меня что-то вызревает, мне нужно освободить голову, чтобы новое переварить.

Написать в стол не канает, нужно такое публичное думание. Чтобы провалидировать, что у тебя там в сознании отложилось. Выбросить из головы.

Если ты это сохранил в Evernote, то не выбросил это и где-то оно у тебя лежит. Я вот не особо переживаю на счет подписчиков. Целюсь в каких-то знакомых. Если до них дошло – клево.

Несколько выпусков рассылки писал для своих коллег целенаправленно. Я наблюдаю какое-нибудь поведение, которое мне не нравится, но не могу прямо сказать. Или даешь совет, или еще что-нибудь. Для родных и близких писал, которые меня тоже знают-читают. А вообще последние какие-то несколько штук появляются в принципе из обсуждений с каким-то кругом общения или по созвонам. И это самое крутое – так фиксировать какие-то общие мысли.

О монетизации

В: Монетизировать думаешь?

Х: Нет, не думаю. Другой тип отношений возникает. Например, когда друг просит что-то сделать и говорит: «Я тебе заплачу сто рублей», любая сумма переключает из равных отношений в неравные. И надо решать – оставаться в дружеских отношениях или переходить в отношения заказчик-исполнитель.

Я не уверен, что моя аудитория будет что-то донатить и у меня нет какой-то регулярности. Я не могу ее обещать. Я вообще ничего не хочу обещать, чтобы брать какие-то деньги за это. Мне кажется, если монетизировать, то открыть, например, какой-то образовательный центр. Монетизироваться можно за счет какой-то нематериальной помощи и среди подписчиков искать экспертов.

Я уже с одним, кстати, созванивался просто по теме педагогики, он занимается корпоративным обучением – быстро опыта набрать. Вот с тобой мы созваниваемся. Можем еще созвониться и я у тебя что-нибудь поспрашиваю. И вот это тебя так драйвит. И это дорогого стоит. Ну если есть аудитория – в рассылке можно что-то спросить. В прошлом году я спрашивал какие-то задачи по программированию для школьников. Ты краудсорсишь так. Это сейчас мне важнее, чем получить деньги какие-то.

Не думаю что они будут существенные. Я пока в это не верю. А обязательства будут существенными. Если и будет какая-то монетизация, то без каких-то обещаний, как я голосую рублем за какой-то софт, просто предложение голосовать рублем. Как «спасибо».

В: Мне нравится идея спонсорства. Я завел себе Patreon, у меня там сейчас дюжина людей, часть знакомых и родственников. Я не воспринимаю это, как ты говоришь, обязательствами перед читателем, что надо переключаться и постить раз в неделю. Рассылка у меня тоже не особо регулярная, но на Patreon мне прикольно общаться с людьми, которые платят деньги.

Это такой новый уровень отношений для меня. Я понимаю, что представляю для кого-то ценность и они за эту ценность готовы деньги платить. Даже доллар – для меня важно.

Мне нравится идея доната. У Сергея Короля рассылка на этой идее и построена. Это не жестко как, например, в New York Times. Платишь двадцать долларов за подписку каждый месяц и читаешь статьи. А просто, nice to have.

Х: У меня пока не вызрела эта штука. Я лучше сделаю что-то бесплатно. Я не могу так перестроить голову. Экономику микроплатежей пока еще не понимаю внутри себя.

Раньше я брал много проектов за дешево, а теперь лучше возьму проект на полгода, но дорого. Просто на другом уровне – какой-то корпоративный портал мы будем делать. Я не понимаю, как люди продают какие-то стикеры, наклейки, все что угодно, за доллар, за 5. Как это все превращается в пять тысяч.

У меня пока нет такого опыта и пока не представляю, и можно сказать, не верю в это. Я лучше сделаю один заказ за пять тысяч долларов, чем буду делать тысячу транзакций и коммуникаций с разными людьми по доллару или по пять долларов. Это моя личная штука. Пока не понимаю, как это работает. Мне проще фокусироваться на чем-то одном и один раз аудитории продать проект на большую сумму одному человеку из всей аудитории, чем по чуть-чуть.

Обо всем

В: Сколько стоит твоя борода?

Г: Я могу ее и сбрить, только договорись с моей женой.

В: В подкасте «Но вы держитесь» есть тема с бесяками. У тебя есть бесяк, которым ты готов поделиться публично?

Г: Они возникают в моменте. Как острые реакции. Ближайший бесяк был, когда сын проснулся в пять с копейками и всех разбудил. Потом я понял, что ничего не остается, кроме как вставать. Я был голодный, не выспался и это дико бесило. В моменте какие-то бесяки, конечно есть. Они, как пики, быстро проходят, и ты с ними справляешься, как-то контролируешь и как-то вообще смотришь на это со стороны и думаешь «Че вообще происходит! Камон, иди выпей кофе! Давай дальше. Все окей!».

В: Какую супер способность ты бы выбрал?

Х: Я бы хотел перемещаться в разные места мгновенно. Я сейчас могу запланировать куда мне нужно пойти или поехать. Все супер четко, но потом добавляешь туда дорогу и у тебя все разваливается. Я бы мог телепортироваться в течение часа в 5 мест и все быстро сделать, а потом развалиться на диване.

В: Одна жизненная мудрость от Сергея Хабарова.

Х: Кругом много страдания, но это неточно.


Новое в телеграм-канале

Новое в телеграм-канале

Станьте спонсором Посольство хаоса на Патреоне

Станьте спонсором Посольство хаоса на Патреоне

Помогите Посольству выживать и развиваться, станьте спонсором на Patreon. Всего один доллар (для начала) – и ваша карма очистится, а по утрам мир будет казаться не таким ужасным. А за пять долларов вы получите возможность читать письма раньше всех остальных! Вот и ссылка https://www.patreon.com/entrpswn

Расскажите историю

Расскажите историю

У каждого из нас в запасе десятки уникальных историй из жизни. Их мы рассказываем друзьям и новым знакомым, а о некоторых помалкиваем. Истории – самый древний артефакт человеческого общения. Древние росписи на стенах пещер, манускрипты, фолианты и первые черно-белые фильмы. Мы с удовольствием слушаем истории и сами их рассказываем. 

Если у вас есть интересная история (а она у вас есть!) – смело заполняйте эту форму и вполне возможно, я ее опубликую в Телеграм-канале или одном из писем.

Обратная связь

Обратная связь

Оставить комментарии и пожелания, оценить качество рассылки можно вот здесь.


Хорошо ли быть минималистом

У Вастрика в клубе вышел отличный пост “Исповедь минималиста”. 

Начинается заманчиво:

“У меня три вилки и я минималист.

Мои гости вынуждены есть по очереди. Чайных кружек и винных бокалов тоже только по два, так что приходится выкручиваться.

Рассказываю как я докатилась до такого и почему мало вещей это круто. Осторожно, много картинок!”

Рекомендую почитать, интересный опыт.

В свое время я угорал по минимализму. Когда жизнь мне подкинула блог Лео Бабауты (господи, как давно это было!), а затем и The Minimalists, я вынес из дому несколько огромных мешков хлама. Я перечитал массу материалов и дошел в поисках истины к первоисточникам всего этого минимализма – японской культуре и дзен-буддизму. Это повлияло на выбор тематики блога и в дальнейшем на мое отношение к вещам. 

Сейчас я продолжаю называть себя минималистом. Но сколько же у меня вещей! Одни только бумажные книги чего стоят! Страдаю ли я по этому поводу? Нет. Минимализм для меня – об осознанном потреблении и отсутствии зависимости от вещей. Мне не нравятся белоснежно-больничные квартиры и дома “настоящих” минималистов. Это уж совсем экстрим для меня. Мне не нравятся пустые инстаграмные рабочие столы. Я не говорю, что срач – хорошо. Но рабочий стол не может походить на кусочек стерильной больничной палаты. Ну или за ним не работают.

С вещами та же тема. Я пришел к выводу, что нужно стремиться минимизировать количество вещей, но зачем упарываться? Хотя, определенный стиль жизни, как у автора статьи, накладывает свой отпечаток и тогда нужно принимать экстремальные решения. 

Можно поиграть в отличную игру, которая называется Packing Party. Суть проста: собираете все свое барахло в коробки и пытаетесь без него жить. Если что-то нужно – достаете из коробки. В результате приходит понимание, какие вещи необходимы, какие используются редко, а от чего можно избавиться. 

Я играл в эту игру примерно раз десять, когда мы снимали новую квартиру и переезжали. Пока что один член семьи упорно саботирует и не играет в эти наши игры – семилетний сын с кучей Лего и игрушек. Но я и не требую особо. Нужно уважать хомячество других людей! 

Вот еще по теме: